Москва

В ВОЕННОЙ МОСКВЕ ЗВУЧАЛИ ПРОИЗВЕДЕНИЯ ШТРАУСА, ВАЛЬДТЕЙФЕЛЯ, СИМФОНИИ КАЛИННИКОВА...

Я только приехал к маме в Наро-Фоминск в увольнение, как объявили о начале войны. Сразу же срываюсь и возвращаюсь назад, в Томилино. Знаете, Москва за считанные дни перешла на осадное положение. Тогда у каждого дома был выставлен патруль, потому что поздно ходить по городу было небезопасно. Столицу стали бомбить с 22 июля. Бомбы попали в кинотеатр «Спорт», на улицу Зацепы. Люди прятались в метро. Если говорить про нас, то мы были совсем мальчишками, мне-то и вовсе шел только девятнадцатый год. Однако все, как один, встали на защиту Отечества.

ПАВЕЛ КОЗЛЕНКОВ: «ОБ ЭТОМ ТЯЖЕЛО ВСПОМИНАТЬ»

С Павлом Николаевичем мы встретились накануне 7 ноября, он как раз готовился к параду, который, как и семьдесят пять лет назад, должен был проходить на главной площади страны. Наша беседа длилась более часа, но признаюсь, время пронеслось как-то незаметно — история была захватывающей и очень пронзительной. Об обороне Москвы, о подвигах советских солдат и офицеров, — в рассказе фронтовика, полковника в отставке, почетного гражданина города Серпухова Павла Козленкова.

ПРЕРВАННЫЙ ПОЛЕТ ЛЕТЧИКА НИКОЛАЯ КАСТАНАЕВА

Москва, 12 августа 1937 года, 18 часов по московскому времени. День выдался теплым и безветренным. На подмосковном аэродроме НИИ ВВС (в/ч 15650) Щелково собрались многочисленные журналисты. У всех присутствующих было радостное настроение, ведь они находятся на пороге великих событий: четырехмоторный самолет ДБ-А с бортовым номером Н-209 по заданию советского правительства должен обогнуть земной шар через Северный полюс. Место приземления — аэродром Фэрбенкса на Аляске.